Хенрик Кристофферсен о новом сезоне, соперничестве с Марселем Хиршером, мотогонках и многом другом

Хенрик Кристофферсен – один из самых титулованных слаломистов современности. Норвежец имеет 16 побед в этапах Кубка мира и получил “Малый Хрустальный глобус” в слаломе по итогам сезона 2015/16. Грядущий сезон, который стартует для мужчин 28 октября в Зельдене, станет еще одним периодом напряженного соперничества с Марселем Хиршерем.

24-летний Кристофферсен, 1-ый лыжник, выигравший за один сезон в 4 традиционных соревнованиях по слалому в Адельбодене, Китцбюэле, Шладминге и Венгене, раскрыл детали спортивной жизни в интервью со своим спонсором Red Bull. Ниже – текст этого интервью в переводе ski.ru.

– Как горнолыжник поддерживает форму летом?

– Я не был на снегу с конца апреля. В горных лыжах ты должен быть на высоком физическом уровне, очень здоровым и сильным. Я всегда участвовал в тренировках без снега летом, что позволяло мне больше кататься на лыжах зимой. Но, на этом уровне необходимо быть очень сильным, подвижным и резвым, поэтому я много занимаюсь в спортзале. Также катаюсь на велике, бегаю и плаваю, так как мне нравятся различные виды активности при тренировке 350 дней в году.

– У тебя страсть к байкам? Тебе нравится мотокросс?

– Я катаюсь на мопеде с 6 лет. Много занимаюсь мотокроссом летом. Мотокросс с молодости играл большую роль в моей жизни и посодействовал мне стать лыжником и тем человеком, которым я на данный момент являюсь.

– Ты до сих пор катаешься на кроссовом байке в межсезонье. Как это дополняет катание на лыжах?

– Думаю, это один из самых требовательных к физической форме видов спорта. Есть много вещей, которые можно перенести из мотокросса в катание на лыжах – к примеру, выбор линии и движения. Это очень меня поддерживает и доставляет большое удовольствие. В юности я хотел стать гонщиком в мотокроссе, а когда уйду из горных лыж, буду участвовать в гонках для «старичков» в Норвегии. Это большая часть моей жизни, так как мой отец также ездит на кроссовом байке.

– Ты говорил, что хочешь набрать вес, по какой причине?

– Проще говоря, чтоб стать более мощным и иметь возможность быть более “агрессивным”. В гигантском слаломе у меня появлялись некоторые проблемы, так как я не таковой тяжелый. Я хотел приобрести силу и вес, чтоб разобраться с этим. Я, возможно, один из самых легких горнолыжников – около 78 кг, в то время как вес других где-то между 80 и 90. Желаю сделать это по-умному и нарастить мускулы. Моя подруга Тоня имеет степень магистра в области питания и очень меня поддерживает. Для меня самая трудная часть – это пища, а не тренировки.

– Над какими чертами ты больше всего работал в ожидании грядущего сезона?

– Я хочу сделать лучше всё. В прошлом году я был вправду близок к Марселю в большинстве гонок и занял много вторых мест. Это был мой самый наилучший сезон. На данный момент Марсель – это тот, кого я должен одолеть. Трудно выделить что-то конкретное, что мне необходимо изменить. Надеюсь, что и в этом году Марселю придется попотеть из-за меня.

– В каждом спорте нужно соперничество. Ты считаешь, что соревнование с Хиршером положительно оказывает влияние на катание?

– Я так думаю. Слышал, многие люди делились мнением, что на это весело смотреть. Ты всегда помнишь о конкурентах. Для меня это круто быть в ситуации, когда являешься конкурентом одному из самых великих лыжников в истории. Естественно, надеюсь, что однажды я тоже стану известен, как один из наилучших всех времен и народов, но пока таким не являюсь. Мне необходимо выиграть еще много гонок, но борьба дает приятные чувства.

– Помогает ли, что рядом находится Марсель?

– Да, несмотря на то что, может, было бы и проще, если бы его не было. Самое крутое в том, чтоб быть на старте вместе с наилучшими спортсменами в мире и пытаться их одолеть. Когда побеждаешь, это самое лучшее чувство, какое только может быть. Мы подгоняем друг друга, в особенности в слаломе, где уровень сильно возрос. Это посодействовало мне кататься быстрее, но вряд ли выигрывать больше гонок.

– Какие у тебя дела с Марселем?

– Мы отличные друзья, у нас хорошие отношения и мы очень уважаем друг друга. Мне кажется, он в кое-чем видит во мне себя. Мы можем свободно разговаривать о разных вещах. Самая приятная победа, когда на старте наилучшие парни, а он самый лучший на старте.

– Ты черпаешь вдохновение у других лыжников, таких, как Аксель Лунд Свиндаль?

– На 100 процентов. Аксель очень мне помогал, в особенности когда я был моложе. То, как он восстанавливается после травм, говорит многое о нем. Он очень сфокусирован и хочет быть так хорош, насколько это возможно. Его метод восстанавливаться поражает – многие люди даже не представляют то, какую огромную работу он проделывает, и ту боль, через которую проходит.

– Ты предпочитаешь соревноваться при ярчайшем дневном свете или в электрической атмосфере вечернего слалома?

– Точно выбираю вечерние гонки. Это лучше для спорта, так как присутствует больше зрителей. Сама обстановка лучше из-за огней. По мне, большая часть соревнований в слаломе и слалом-гиганте должны проводиться в темное время суток. Не думаю, что нам нужны новые дисциплины, нам просто необходимо сделать гонки более доступными. В выходные при хорошей погоде люди предпочтут сами кататься на горных лыжах, а не смотреть за соревнованиями по телевизору. Так было со мной, когда я был ребенком. А вечерком каждый может смотреть.

– Тебя волнует, что фанаты за пределами Норвегии пробуют играть на твоих нервах, как это случилось в прошедшем году в Шладминге, где в тебя кидали снежками?

– Я заметил это во время проезда. Сходу же сказал Марселю, что он одолел в честной борьбе, так как я существенно отставал на тот момент. Если бы я был поближе, возможно, думал бы об этом больше. В итоге, всё это только раздражало и было несколько непочтительным. Я живу в Австрии, я люблю Австрию, ее людей и культуру, и, в конце концов, это была всего пара человек из 50 тыщ зрителей, и я не могу инкриминировать всех австрийцев. Это жизнь, и ты не можешь ее поменять. Надеюсь, такого больше не повторится.

– Мы наблюдали много взаимоотношений между тренером и спортсменом по типу «родитель-ребенок». Так что же означает работать со своим отцом?

– Это вправду здорово. Без него я бы не был там, где на данный момент нахожусь, или не развивался бы такими темпами. Он всегда будет моим папой, и зачастую неприятно слышать от отца, что дела идут не очень отлично. Конечно, у нас есть небольшие разногласия, но это нормально. Были и трудные моменты, но я не желал бы ничего менять. Может быть, когда у меня будут детки, он и их будет тренировать. Я размышлял о том, смогу ли я сделать то же самое для собственных детей. Не уверен полностью, что смогу, а он может, и это здорово!

– Какие соревнования тебе больше всего по душе?

– Мне нравится Китцбюэль. На этом склоне нужно прилагать максимум усилий, и, думаю, это самая непростая трасса слалома. Считаю, что Зельден самый ужасный, а Шладминг обладает нужной атмосферой для вечерних гонок. Эти три места самые крутые.

– За кем из спортивных звезд ты наблюдаешь?

– Я большой поклонник мотогонщика Кена Рокзена на протяжении многих лет. Мы одногодки. В детстве на моем мопеде стоял номер 94, как и у него, под ним он ездит и на данный момент. Он показывает свои эмоции, и я считаю, что так и нужно. Мне также нравится наблюдать за Джеффри Херлингсом – время от времени он едет так быстро, что нереально уследить. Еще один – Нино Шуртер. Я смотрю за его участием в соревнованиях UCI.

Хенрик Кристофферсен и Марсель Хиршер поздравляют друг друга с очередной удачной гонкой. Фото FIS

 

Источник: www.fgssr.ru

Оставить комментарий